Mercedes перейдет на водородные двигатели, но не для всех моделей

Ола Каллениус пока не хочет указывать «срок годности» двигателя внутреннего сгорания, но это не мешает генеральному директору Daimler и Mercedes-Benz выпускать один электрический Mercedes за другим.
Автор: Юлия Иванчик, редактор

Для Daimler, безусловно, эра электромобилей наступила. Автоконцерн в очередной раз проиллюстрировал это на выставке IAA в Мюнхене, представив новые EQB и EQE в сочетании с двумя концепциями электрического дизайна: Concept #1 от Smart и концептуальным EQG от Mercedes. Последний является предвестником полностью электрического G-Class и подтверждает, что электрификация продолжается во всех звеньях Daimler, в том числе в высококлассных продуктах. Это означает, что электричество скоро коснется всего портфеля компании, потому что «аккумуляторно-электрическая силовая установка — это главный путь в будущее для легковых автомобилей Mercedes и Smart».

По словам Каллениуса, водородные топливные элементы будут использоваться в грузовиках, которые должны перевозить тяжелые грузы на большие расстояния, например 40 тонн на 2000 километров. Конкретно в этом случае аккумулятор станет настолько большим и тяжелым, что упадет зарядная емкость, что, конечно, не приемлемо. Чтобы ускорить разработку топливных элементов, Daimler заключил соглашение с Volvo Trucks. Таким образом, позиция немецкого автоконцерна заключается в том, что легковые и легкие коммерческие автомобили будут иметь электрическую силовую установку с батареями, и что только самые большие автомобили получат выгоду от водородных топливных элементов (при условии, что водород производится из возобновляемых источников).

Возможно, это может показаться немного противоречивым: запускать все больше и больше электромобилей, но не желать прощаться с двигателями внутреннего сгорания. И все же Mercedes был единственным брендом премиум-класса, представившим автомобили с ДВС на выставке IAA в сентябре, хотя они имели некоторую электрическую поддержку. Каллениус утверждает, что Mercedes-Benz разрабатывает их с учетом опыта в Формуле 1, в большей или меньшей степени позволяя им переходить в серийное производство. Так, гиперкар Project 1 почти в оригинале использует установку машины F1, а новый C-Class All-Terrain — более мягкую форму гибридизации.

«В технологиях просто нет явного поворотного момента, когда одна разработка заменяет другую. Так что будьте уверены, что двигатели внутреннего сгорания будут производиться в этом десятилетии и, возможно, в следующем. Вопрос не столько в том, когда одна технология снимается с производства, а другая возьмет верх, сколько в том, как создать условия, способствующие такому переключению. Мы все любим и держимся за индивидуальную мобильность, которую наш основатель разработал в конце девятнадцатого века. Сегодня вопрос в том, как вместе с властями дать этой концепции устойчивое будущее», — заявил генеральный директор.

Напомним, Mercedes-Benz обещал, что с 2025 года будет разрабатывать электрические платформы, чтобы к 2039 году стать полностью нейтральным по выбросам CO2. Однако для этого вместе с компанией должна расти инфраструктура, а энергия должна быть возобновляемой. Этого компания вряд ли добьется в одиночку, поэтому Mercedes-Benz предлагает внедрять инновации в тандеме с государством.

«Практически все страны подписали Парижское климатическое соглашение и поэтому готовы постепенно отказаться от использования ископаемых видов топлива, чтобы двигаться к обществу с нейтральным уровнем выбросов CO2», — сообщил Каллениус. «Проблема в том, что не все могут или хотят использовать одну и ту же временную шкалу как среди правительств, так и среди автопроизводителей. У Mercedes в этой области дела выше среднего, и он является партнером консорциума Ionity по станциям быстрой зарядки. Мы также думаем и работаем над инфраструктурой, хотя мы никогда не делали этого с АЗС».

На вопрос, будет ли этот переход стоить рабочих мест в автомобильной промышленности или будут созданы рабочие места, Каллениус ответил, что, так или иначе, смена будет, и в производстве ДВС рабочие места действительно исчезнут. Но вернутся функции других звеньев производственной цепочки, поэтому это будет переход, который займет не менее 10-15 лет. С этой целью Daimler разрабатывает план конверсии, который должен подготовить предприятия к будущему.